Военная быль: из России до Люксембурга

Обычно, в День Победы мы поздравляем ветеранов Великой Отечественной войны, тружеников тыла, мы вспоминаем о тех, кому пришлось испытать невыносимые страдания, голод, холод, унижение в концентрационных лагерях и на оккупированных территориях и благодарим их за то, что они отстояли нашу свободу, наше право на жизнь.

Но есть еще несколько категорий советских граждан, о которых почти не снимаются фильмы и не пишутся песни, те, судьба которых остается одной из самых малоизученных страниц Второй Мировой войны – это 5 млн. человек, угнанных фашистами  в принудительные трудовые лагеря «третьего рейха» и военнослужащие Красной Армии, попавшие в немецкий плен.

По сей день нет точной информации  о количестве этих людей с изломанными судьбами, вырванных войной из родных мест, хотя речь идёт о миллионах наших с вами соотечественниках.

К середине 1944-го года по официальной статистике в Герма­нии, в трудовых лагерях, находилось 5,7 миллионов иностранных рабочих со знаком “OST” или, с выведенными на робах пленных красной краской, крупными буквами «SU» (Советский Союз).
Две трети из них были из Поль­ши и Советского Союза, около 30% из них составляли дети в возрасте до 16-ти лет: на момент угона в Германию им было не больше 12-14-ти лет.

Трудовые лагеря, а всего на территории Европы их насчитывалось около 20 000, не обошли стороной и Великое герцогство. В Люксембурге трудовые лагеря для остарбайтеров и военнопленных были организованы в районе Belval города Esch/Alzette, в городах Pétange, Differdange, Luxembourg.

Так как, бывшие остарбайтеры, как и бывшие военнопленные, официально, считались у себя на родине, “не настоящими жертвами военного времени”, из-за их вероятной “неблагонадежности”, долгое время после окончания войны, эту тему советские представительства в Европе старались не поднимать.

bus
Двое советских военнопленных, предположительно, в августе 1944-го года, бежали из немецкого лагеря, расположенного недалеко от люксембургского города Erpeldange и какое-то время прятались в местном лесу. Пока, управляющим одного из лагерей, не был организован “очередной рейд “зачистки”, силами люксембургской „Parteileute“ (не силами полиции или Вермахта).”…Двух юношей нашли, расстреляли на месте, захоронив прямо в лесу… Мне кажется, что место могилы утеряно,”

Поэтому люксембуржцы сами решили увековечить память погибших в неволе наших соотечественников, установив несколько надгробных памятников в местах наибольших захоронений советских граждан на территории Великого герцогства, хотя многие из которых так и остались безымянными жертвами фашистского режима.

В 2010-ом году российским консулом в Люксембурге, Максимом Гончаровым была проведена поисковая работа в местных люксембургских  архивах под названием – Волонтерский проект”.

Оказалось, что большинство из наших советских граждан, угнанных фашистами во время войны, работали на сталелитейных заводах (Arbet) в городах Differdange и Esch/Alzette, оккупированного немцами Великого герцогства.

В люксембургской подпольной газете «НЕМЕСНТ» от 07.08.1943 года, найденной Гончаровым в архиве, сообщалось, что “ в индустриальные районы на юге Люксембурга прибыла партия русских гражданских лиц в количестве около 360 человек из юношей и девушек, от 12-20 лет для тяжелой физической работы“.

Об условиях жизни в люксембургских трудовых лагерях наших соотечественников написано не так уж много. Время от времени, уже больше в перестроечное время, в интерненте стали появляться отдельные рассказы бывших остарбайтеров и советских военнопленных, выживших и вернувшихся к себе на родину, в Россию.

Так, случайно и мне удалось познакомиться с историями нескольких советских семей, сложившихся в люксембургских лагерях.

“Господи, это же Иван Дайбеных!”

165009Накануне одного из очередного праздика Победы, в редакцию люксембургской газеты пришло письмо от Николая Федоровича Бичехвост, жителя Волгограда,  автора книги “От Сталинграда до Люксембурга…”.
Конечно, меня сразу заинтересовало название, мы стали переписываться, а в прошлом году, “28 апреля, в зале Музея-панорамы “Сталинградская битва” состояласья презентация книги волгоградского автора, краеведа Николая Федоровича Бичехвоста “ОТ СТАЛИНГРАДА ДО ЛЮКСЕМБУРГА…”
В основе книги – судьба фронтовика, прошедшего ад шести фашистских лагерей, не сломившегося, бежавшего из плена, повстречавшего в те годы свою любовь.”

 

954Родители познакомились в одном из трудовых лагерей Люксембурга. Отец – Федор, после лагеря для военнопленных в Триере, был переведен в трудовой лагерь в городе Differdange для работы на сталелитейном заводе.
Там же и познакомился со своей будущей женой – Татьяной Котовой, остарбайтером из Украины, которой в ту пору было 15 лет.

813

 

Татьяна тепло отзывается о люксембуржцах: “Вообще очень добрые были люди, эти люксембуржцы, – рассказывала она.- Они даже давали нам в лагере концерты. Приезжали музыканты, человек десять с аккордеоном и еще чем-то….
Водили нас в театр в Диффердинген“, -записывал слова матери в 2010-ом году ее сын,  Николай Бичехвост.

Отец добавлял: “… что местные жители, понимая положение с питанием, собирали для лагеря разные продукты и одежду, чтобы всякого воровства было поменьше”.

На заводе Федор познакомился сс членом подпольной коммунистической партии Люксембурга – Дайбеных Иван“, как пишется фамилия точно не помнит, ( Deibener(?), прим. автора), проживавшим на улице “Стадионштрассе” (Stadionstrasse (?), прим. автора), работавшим слесарем на том же заводе.930

“Его подпольная работа заключалась по подрыву производительности труда на этом заводе, диверсии и саботаж не выход на работу”.

“Ночью 27-го августа 1944 года нас подняли в лагере и объявили, чтобы мы выходили во двор строиться и нас поведут на территорию завода, где забрать личные вещи, как-то: комбинезон, деревянные башмаки и др. и обратно возвратиться в лагерь для отправки в гор. Триер”, – зная, что американские войска вот-вот войдут в Люксембург, Федор решил бежать.

Люксембуржец помог советскому военнопленному сбежать и спрятаться в подвале своего дома, пока американские войска не пришли в Люксембург.

На заводе он спрятался в шкафу раздевалки и прикрылся доской. На случай обыска… Притих. Ждет, когда кутерьма и шум, крики сбора пленных стихнут… Ждет в глухом металлическом шкафу. Ждет с великой надеждой…  Вдруг открывается дверь  шкафа – отец весь напрягся, замер… Готов был той доской двинуть в лоб … 

         Господи, это же Иван Дайбеных!”

 

Деревянные сабо стучали по мощеным камнем улицам Люксембурга

 

Пытаясь найти в интернете еще материал по теме люксембургских остарбайтеров, наткнулась на публикацию:“Посвящение бывшим остарбайтерам – история советской семьи Климонтовых, работа пермских студентов Дмитрия Смирнова и Станислава Хозинского“.

Веру Алексеевну (Виниченко) взяли на работу, чтобы  выполнять тяжелую мужскую работу… ее повезли в Люксембург, в город Эш-сюр-Альзет, на военный цементный завод”, так начинается повествование о судьбе еще одной нашей соотечественницы, попавшей не по своей воле в Великое герцогство в 1943-ем году.

” Попала в лагерь “Белес” (Belval, прим. автора), который обслуживал цементный завод. Работали девушки по 12-14 часов, от зари до зари, жили в 2-х-3-х ярусных бараках, наводненных клопами и вшами. Бараки охранялись, большинство охранников были люксембуржцами. В баню водили раз в месяц, вместо мыла выдавали кальцинированную соду, от которой трескалась, кровоточила и чесалась кожа.”

Кормили в люксембургском трудовом лагере, вспоминает Вера Виниченко:300 грамм хлеба в день и похлебка один раз в день из какой-то травы вперемешку с крапивой и лебедой. Раздатчик в оловянные плошки разливал осклизлую, вонючую жижу, … Иногда в эту жижу добавляли немного бобов, листьев брюквы, но это случалось не часто.

А вот еще одно яркое воспоминание: “На работу выводили в 4 утра, до завода шли два часа. Обувь узникам не выдавали, а выдавали деревянные сабо, … чулок и носков тоже не было. За 4 часа ходьбы ноги разбивало в кровь. Деревянные сабо стучали по мощеным камнем улицам Люксембурга. Жители города жаловались на шум. Охрана направо и налево раздавала подзатыльники, чтобы девушки шли как можно тише.”

После того, как в августе 1944-го года американские войска вошли в Люксембург, и немцы начали спешно отступать, “лагеря с заключенными были брошены на произвол судьбы, пленные разбегались”.

Вера и две ее подруги 3-4 суток, без воды и еды прятались в воронках от снарядов“, спастись им помог люксембургский крестьянин, который пас неподалеку скот и, дождавшись сумерек, принес девушкам булку хлеба и флягу с молоком.

Первый военный лагерь который организовали американцы для русских военнопленных был организован тоже в Люксембурге. “ Веру распределили работать на кухню поваром, там она и познакомилась с Василием Алексеевичем Клементовым, бывшим военнопленным, вот и пересеклись их два трудных и долгих пути”, – военная быль – из России до Люксембурга.

Marina Nickels

 

 

 

 

 

 

SHARE