Эту сказку про Деда Мороза написала преподаватель ИЗО Русской школы “Калинка” в Люксембурге, Вероника Лобанова.

Зимняя история, или Сказка про Деда Мороза

Вероника Александровна Лобанова/ История эта случилась так давно, что никто из её свидетелей не то чтобы не дожил до сегодняшнего дня, а даже имена их стерлись из памяти рода. Но всё же это было, и любой сомневающийся – просто человек, не верящий в чудо, забывший о волшебстве, одним словом, «взрослый».

Давным-давно в далекой Сибири одной лютой зимой появился Ветерок. Да, он именно появился, у него не могло быть родителей, ведь единственным создателем всего, что наполняло окружающий мир, была Природа, и звали её в те времена Великая Прародительница. Ею были созданы великие моря и океаны, могучие горы, бесконечные степи. К тому же она была большой выдумщицей, хохоча и веселясь, она создавала различные растения, животных, птиц, насекомых, рыб и всё, что живёт на земле и под землёй, в воде, в воздухе. Огонь и тот был придуман ею, когда она была в особом расположении духа.

шапки снега и разбрасывая их по земле! Ты летишь, а ветви деревьев прогибаются, лес шумит, и каждая тростинка вторит ему. Нет преграды, нет запрета – только ветер и птицы владеют небом!

Но, мы немного отвлеклись. Итак, одним морозным утром возник Ветерок. Он был резвым и шустрым малышом. Когда Ветерок был ещё совсем маленьким, все его называли Хиузом  (сибиряки до сих пор помнят это имя), но вскоре он повзрослел, набрался сил и стал самым настоящим зимним Ветром. Ах, как приятно промчаться над верхушками сосен, срывая шапки снега и разбрасывая их по земле! Ты летишь, а ветви деревьев прогибаются, лес шумит, и каждая тростинка вторит ему. Нет преграды, нет запрета – только ветер и птицы владеют небом!

Иногда он любил поиграть с облаками, но они всегда были в пасмурном настроении и поэтому не

радовались его затеям. Облака хмурились, серели и даже могли стать такими тёмными, что молодой Ветер без слов понимал, что они не расположены к игре. Однако это нисколько не влияло на веселый, жизнерадостный нрав Ветра. Если бы вы только знали, как любил он обниматься с путниками! Бывало, завидит издали человека, и как со всех ног полетит к нему, да начнет плясать, крутить, снежком подсыпать. Ох и радости-то было! Вот только человек начинал кутать нос в шарф, руки прятать в рукавицы и совсем не радовался встрече с Ветром.

Обидно, конечно, – он со всей душой, а от него кутаются, ещё и ворчат в придачу: «И откуда только налетел, окаянный…» «Что поделать, может быть, этот человек как облака – серый и пасмурный», – думал Ветер. « Вот молодая женщина с малышом в санях идёт в деревню. Уж она-то точно будет приветлива со мной! Полечу, обниму её, расскажу, как рад нашей встрече», – но и женщина не захотела обниматься с ним, а лишь укутала покрепче малыша и побежала в деревню, подняв воротник. Не раз хотел Ветер поиграть, пошалить с людьми, а вот только получалось так, что с его появлением все сразу разбегались по домам, ворчали, что испортилась погода и скорее бы эта зима закончилась. И понял тогда Ветер, что почему-то люди не любят его, вот только почему, ему было невдомек? Ведь он ничего не сделал им плохого, а даже наоборот, только старался развеселить всех.

Эта мысль не давала ему покоя вот уже несколько дней подряд, и Ветер решил обратиться к мудрому Холоду за советом. С утра пораньше он отправился в путь. Холод вместе со Снегом и Вьюгой издавна жил на самой вершине Восточных Саян – на горе Мунку-Сардык. Долго пришлось добираться Ветру. Он пролетел необъятные долины, грозные реки, вековую сибирскую тайгу, могучий и суровый Байкал, поднялся по хребтам на самую вершину Саянских гор и попал в царство Холода. Ни одно деревце не росло здесь, ни одно животное не жило, даже птиц не было видно. По безжизненным каменным горам кругом лежал кристально белый Снег, веселилась Вьюга, и принадлежали все эти владения суровому и грозному Холоду.

«Здравствуй, Ветер, – сказал Холод, – я знал, что ты держишь путь ко мне. И печаль твоя известна мне. Ты ещё молод, ведь это твоя первая зима, со временем ты поймешь, что люди не любят нас. Как часто мне приходилось слышать от людей: «Как  бы перезимовать…» – и никто никогда не скажет такое о лете, они с опаской готовятся к зиме всё лето и осень.  Люди нас просто боятся. А нам приходит срок, и мы должны прийти. Земля за наше время отдохнет, деревья выспятся, каждая травинка под землей наберется сил – таков закон Природы». «Но, объясни мне Холод, неужели мы появились на свет только для того, чтобы нас боялись?  Я хочу

играть с людьми, хочу радоваться вместе с ними, хочу обнимать их при встрече! Разве ничего нельзя сделать?!» – закричал Ветер. Эта мысль была невыносима для него.

Тогда Холод сдвинул свои обындевевшие брови и крепко задумался. Никто не может сказать, долго ли думал Холод, но только когда заговорил он, Ветер собрался улетать от него как от недоброго хозяина. «Ветер, я не знаю, что тебе сказать. Давай спросим совета у Снега и Вьюги».

Снег хорошо знал людей, он выпадал каждый год и целую зиму жил с ними рядом. «Мудрый Холод, дозволь мне напомнить тебе о том, что есть среди людей дети. Эти маленькие озорники находятся всё время под контролем взрослых, но, когда им всё же удаётся выбежать на улицу веселой компанией, они хватают меня за бока и с визгом кидаются друг в друга комочками. Их лица становятся красными, а ладошки горячими. Бывает, возьмутся и мнут, и катают меня, и построят целый городок с башенками и причудливыми фигурками. Ах, если бы вы видели, как горят их  глаза!

Бегают и прыгают они, не ругая нас с Холодом, а громко крича: «Ура, зима! На конец-то зима!» – но это обычно бывает не долго. Если вдруг, ребёнок чихнул или упал в мои снежные объятья, взрослые начинают так говорить: «Смотри мне! Вот простынешь ещё…  Быстро домой!» – и ребятня разбегается по домам. Я снова остаюсь один, но как приятно видеть то, что они сделали своими маленькими ручками!»

Всё время рассказа Холод и Ветер был так внимательны, даже не заметив, как Вьюга прекратила свои песни и дикие пляски, создав такую кристальную тишину, что стало слышно, как спят вековые сосны и медведь переворачивается с боку на бок в своей берлоге.

«Могуч и велик ты Холод, – засвистела Вьюга, – ты создал наше царство, с твоим приходом начинается зима на земле. Разве ты не видишь, что дети достойны большего, чем мы им можем дать. Вспомни-ка, кто главный ценитель твоей живописи на стеклах? Кто первый пробует твои ледяные мосты на прочность? А самое главное, кто тебя ни разу не ругал? Вот видишь…» И Вьюга запела так, будто хотела убаюкать могучего Холода. Голос её стал тонким и нежным: «Подари маленьким озорникам зимнего волшебника, пусть радует их всю зиму, дарит подарки, играет во всякие игры». Вьюга стала кружить вокруг Холода, причёсывая его длинную бороду. Всем стало казаться, что ещё мгновение, и Холод согласится.

«Нет, не могу я пойти на такое! Зима и так хороша, чтобы ещё и волшебника им! Это уж нет», – сказал Холод и нахмурил брови. Хотела было разозлиться Вьюга, но все же она была хитра и изворотлива, как настоящая женщина, и вовремя подумала, что ласка – лучший соперник упрямства. Уж и пела она ему, и танцевала, по лицу его суровому нежно гладила и уговаривала таким ласковым голоском, что, хоть и ледяным было сердце и железной воля, смягчился он. Ребятня ему тоже была по душе.

«Что ж, будь по-вашему! Мы сами создадим детям зимнего волшебника. Только приходить он будет к людям один раз за всю зиму и только к тому, кто его ждёт», – сказал Холод и встал со своего ледяного трона. В эту же секунду Вьюга стала крутиться и петь свою

песню. Подхватив Снег за бока, стала кружиться и вертеться в безумном танце. Небо стало тёмным, и все облака, которые были на нём, слетелись посмотреть на это магическое действо. Вьюга пела что-то совершенно необычное. Когда песня её закончилась, все увидели, что скрутила она гору из Снега. « Теперь ты, Ветер, потрудись, создай облик волшебника».

Ветер не знал, какие они бывают, и решил, что он должен быть похож на Холода. Такой же – могучий,  осанистый, с длинной серебристой бородой. Начал свою работу Ветер. Как скульптор удалял он излишки снега, высекая фигуру, как из куска мрамора. Всё казалось ему не так и не эдак. Вот и взгляд получился какой-то недобрый, да и молодой уж слишком. Какой же это волшебник?

Трудился Ветер не покладая рук. Иногда казалось, что ничего не получается, и хотелось всё бросить, но, вспомнив о том, что это он делает не для себя, он принимался за работу с новыми силами.  Каждая деталь была важна: и пуговица на шубе, и оторочка ворота, одним словом, ничего не ускользнуло от Ветра. Вот и готово!

«Как этот волшебник похож на Холода! – удивился Снег. – Вот только взгляд какой-то добрый, ласковый, с хитринкой, да улыбка прячется в пышные усы».

 

«Тогда мы его назовем Мороз! Он будет нашим братом!» – сказала Вьюга. «Да, хорошо получилось! – одобрил Холод. – А сейчас надо его оживить и одарить волшебными силами, но это не в моей власти. Только Природа обладает живительными и чудодейственными силами». Все в один голос стали взывать: «Мать Природа, помоги!» Услышала Природа их зов и оживила Мороза, и наградила его волшебными силами.

Поселился после этого волшебник сначала в предгорьях Саян, в тайге сибирской, потом судьба заставила его несколько раз переехать. Сейчас никто точно не знает, где он на самом деле живёт.  Состарился он за это время, стал Дедом Морозом, но один раз в год в новогоднюю ночь он обязательно приходит к тому, кто его ждёт. В мешке его узорчатом всегда припрятаны гостинцы для малышей и подарки для тех, кто уже вырос, но всё так же, с замиранием сердца, ждёт его прихода. И зима кажется не такой уж суровой и бесконечной. Да, многое изменилось с тех пор, вот только Ветер сохранил свой дружелюбный нрав и рад по обниматься с каждым встречным путником.

 

         Источник информации:  журнал  «Дошкольное воспитание», 2-2012. (Первая публикация.)

SHARE