Несколько вопросов от russki.lu космонавту Сергею Крикалёву и Игорю Буренкову ( ГК «Роскосмос»)

После окончания конференции, russki.lu удалось задать несколько вопросов герою дня – летчику- космонавту, Сергею Крикалёву и Игорю Буренкову – исполнительному директору по коммуникациям ГК «Роскосмос»

Современная реальность такова, что, пользуясь космосом уже давно, не особенно это замечаем. Поэтому, если не брать в расчет военные задачи, освоением космоса активно занимаются частные компании.
Поэтому первый вопрос: есть ли частный космический коммерческий бизнес в России и если есть, то каковы его перспективы на развитие?

Сергей Крикалёв: Безусловно, частный бизнес в космической отрасли уже есть, но развитие коммерческого космического рынка, сегодня находится в начальной стадии формирования.

Вступает в разговор Игорь Буренков:

ПАО “РКК “Энергия” – акционерное общество(с 1994-го года, прим. автора), ведущее российское ракетно-космическое предприятие, головная организация по пилотируемым космическим системам, основными заказчиками которого являются: государственная корпорация “Роскосмос” (созданная в августе 2015 года, прим. автора), космическое агентство США (NASA), европейское космическое агентство (ESA).

Объемы расходов на освоение космоса, использование полученных результатов очень велики и в полной мере их может восполнить только государство, а частный бизнес, обычно, начинает вкладываться тогда, когда снижаются риски.

Примеры, когда бизнес вкладывает крупные суммы в космическую отрасль единичны. Одним из таких примеров является приобретение у РКК “Энергия” плавучего космодрома “Морской старт” группой S7 Group, совладельцем которой является Владислав Филев. Группа инвестировала в проект более $150 млн и планирует провести c него до 70 пусков ракет-носителей.

Соглашение, заключенное между Россией и США, о создании и работе Международной орбитальной окололунной станции подписано, выбран вариант, который дает больше возможностей для исследования дальнего космоса, сохраняя возможность высадок на поверхность Луны. Существуют ли такие виды космических работ в соглашении, которые могут быть выполнены только Россией, и без которых не смогут обойтись американцы?

Сергей Крикалёв: Главы космических агентств России и США договорились о создании новой космической станции Deep Space Gateway на орбите Луны. Присоединившись к программе, Россия может предоставить свой обширный опыт в создании и развитии лунных посадочных аппаратов. Российская космическая промышленность могла бы также предоставить свои ракеты-носители, такие как “Протон” и “Ангара” нового поколения.

Игорь Буренков: Пока рассмотрены и согласованы общая концепция программы создания окололунной обитаемой платформы, основные фазы ее реализации, обсуждаются вклад каждой страны в проект космической станции на орбите Луны.

Так получилось, что, улетев из Советского Союза в 1991 году, космонавт Сергей Крикалёв возвратился в марте 1992 года уже в новую Россию… Сейчас вы – крупный менеджер “Роскосмоса”. Как вы считаете, Россия – достойная наследница космонавтики СССР? Развитие космоса остается одним из приоритетов политики новой России?

Сергей Крикалёв: Конечно, Россия сохраняет и развивает достигнутые СССР достижения в космонавтике. Россия продолжает оставаться крупным игроком в сфере космических пусков, занимая почти четверть мирового рынка.

Роскосмос активно принимает участие в международной совместной программе Европейского космического агентства (ЕКА) по исследованию Марса. В марте 2016 года ракетой-носителем “Протон-М” c космодрома Байконур был осуществлён запуск автоматической межпланетной станции (АМС) «Экзомарс-2016» и запланирован запуск АМС «Экзомарс-2020». В планах “Роскосмоса” на ближайшие 10-15 лет полеты на Марс не предусматриваются, но одна из своих основных целей – осуществление пилотируемых миссий на поверхность Луны.

Согласно Резолюции 2222 (XXI) генеральной ассамблеи ООН (UNOOSA) 1967 года, космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению, однако, США в 2015 году приняли закон по легализации промышленной добычи полезных ископаемых в космосе частными компаниями, а в 2017 году Люксембург стал первым европейским государством, которое объявило свою правовую защиту деятельности частных компаний в космосе. Противоречат ли, по вашему мнению, эти действия международному космическому законодательству?

Сергей Крикалёв: Вы же сами сказали, что согласно Резолюции генеральной ассамблеи ООН (UNOOSA) 1967 года, решение о космическом пространстве было принять на международном уровне, тогда почему нескольким странам вдруг стало возможным менять это соглашение?

Иностранные космические компании, 60 предприятий уже заключили официальные соглашения с правительством Люксембурга с целью начать работу по добыче космических ресурсов на астероидах. Частные космические российские компании, например “Галактика” Алии Прокофьвой планируют открыть свои представительства в Люксембурге. Планирует ли Роскосмос какие-либо шаги в плане сотрудничества в космической области с Великим герцогством?

Сергей Крикалёв: Знаете, если бы астероиды состояли даже на 100% из золота, затраты по его добыче в космосе на современном этапе никак не могут окупить те средства, которые придется вложить, не говоря ужу о получении какой-то прибыли. Поэтому темы сотрудничества Роскосмоса с Люксембургом, безусловно, рассматриваются, только в других областях космического бизнеса.

Marina Nickels

SHARE