Светлана Алексиевич в Люксембурге: Нобелевская премия за “конфликт с народом”

20160226 luxembourg magic mirror city film festival svetlana aleksiévitch prix nobel de littérature photo

Нобелевский лауреат премии по литературе, Светлана Алексиевич, русскоязычная писательница из Белоруссии, стала почетным гостем 6-го люксембургского городского фестиваля (Luxembourg City Film Festival), в программе которого был заявлен показ документального фильма “Voices from Chernobyl”, созданный  люксембургским режиссером Полом Кратчен (Pol Cruchten), по книге Алексиевич «Чернобыльская молитва.
Перед вечерним фестивальным показом фильма была организована встреча  писательницы, обладателя Нобелевской награды 2015-го года, с журналистами и жителями Великого герцогства.

Надо отметить, что присуждение Светлане Алексиевич престижной награды не вызвало энтузиазма ни в родной Белоруссии, ни у большей части российского общества. Зато на Западе это событие было встречено с большим энтузиазмом, а сама писательница приобрела популярность и стала частым гостем западных СМИ и телевидения.

В одном из своих последних интервью агенству Евроньюс, на вопрос о причине такой негативной реакции на свое награждение среди своих соотечественников, Алексиевич заявила: ” Я не думала, что русское общество до такой степени больное…“.

Эту “больную” тему и причины своего “конфликта с народом“, гражданка Белоруссии, нобелевский лауреат с энтузиазмом развивала и на встрече с люксембуржцами в Великом герцогстве.

…Шанс, который был у интеллигенции в 90-ые годы, упущен. На вопрос: какой должна быть страна – сильной или достойной, где людям хорошо жить, выбрали первый – сильной. Сейчас опять время силы, русские воюют с украинцам. С братьями.  Русские самолеты бомбят Сирию…” -заявила Алексиевич.

Проработав семь лет в газете, вынуждена была уйти, разочаровавшись в журналистской профессии, основанной только на “банальной информации”, почуствовав себя, как “кот в мышеловке”.

“Голоса с улицы о любви смерти”

Проведя свое детство и юность в белорусской деревне, больше, чем книгами, по ее словам, интересовалась “голосами с улицами” – рассказами местных жителей о “смерти и любви – темами, всегда остававшимися самыми актуальными для России”. Поэтому решила использовать “сюжеты без цензуры” из личных бесед, основой для своего писательского творчества.

Свой жанровый стиль, сама Светлана Алексиевич, сравнивает с творчеством известного в СССР белорусского писателя Алеся Адамович, написавшего свою знаменитую книгу о блокадном Ленинграде в соавторстве Даниилом Граниным, основанную на подлинных материалах – документах, письмах, воспоминаниях ленинградцев, переживших блокаду (В свое время книга была запрещена. Впервые часть её была напечатана с купюрами в 1977 году в журнале «Новый мир», в Ленинграде книга вышла только в 1984 году. прим. автора).

“Красная эпоха милитаристского государства”

Не утруждая себя логическими упражнениями и опорой на исторические факты, во время своего люксембургского визита, Светлана Алексиевич определяет историю Советской России, как “40 лет красной цивилизации” или  “40 лет жизни в аду“, а ее книги об этом периоде напоминают коктейль из клюквы с кровью.

“Все изменения в России должны пройти через кровь”,  – утверждали, в беседе со Светланой Алексиевич, “молодой российский таксист на шикарной машине” и белорусский “слесарь, пьяный с утра, не имеющий понятия, как чинить итальянскую технику”.
Поэтому, “русские идеи патриотизма, национализма – это варварство, захватническая агрессия и кровь“, делает свой вывод нобелевский лауреат.

Вольно трактуя русскую и советскую историю, Светлана Алексиевич, в русофобском стиле, характерном для худших времен холодной войны, эпатирует европейских издателей и покупателей своих книг, убеждая в том, что “в России, в отличие от западных стран, нет никогда не было и долго еще не будет демократии”.

А, убедившись в Афганистане, что “советские мужчины любят воевать, любят военную форму”, что “убивать для них – это просто нажимать на спусковой крючок (ЦИНКОВЫЕ МАЛЬЧИКИ ), “решила написать так, чтобы от войны тошнило, чтобы война не стала обыденностью”.

Все это так по-русски…

Светлана Алексиевич пытается найти мировоззренческие опоры самостоятельно, и находит их в самых разнообразных фантомах и небылицах, как, например, белый порошок радиации и куски цезия на огородах жителей белорусской Припяти, хрустящие грибы в лесу и новорожденные телята с двумя головами, описанные в ее книге Чернобыльская молитва.

Чтобы ответить на вечный вопрос “Что делать?”, самого почитаемого Алексиевич русского писателя Достоевского, необходимо, как миниум, суметь сохранить причинно-следственную целостность, но, видимо, гораздо проще для нее писать об ужасах без смысла.

Книги Светланы Алексиевич – история жестокости, боли и насилия.

Все это так по-русски, быть может, подумаете вы, — и это определенно тот вывод, к которому автор хочет подвести читателя и, безусловно, главная причина, по которой автор получила Нобелевскую премию по литературе.

Marina Nickels

 

 

 

 

 

 

 

SHARE